Воронеж Суббота, 15 Декабря
Никель, 13.06.2014 05:03

Обвиняемый воронежский активист антиникелевого движения сделал в СИЗО откровенные заявления

Обвиняемый воронежский активист антиникелевого движения сделал в СИЗО откровенные заявления

Напомним, что 30 ноября прошлого года сотрудники столичного Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России задержали активистов антиникелевого движения Михаила Безменского и Игоря Житенева по подозрению в вымогательстве у представителей УГМК 24 млн. рублей. Позднее Следственный Комитет возбудил уголовное дело по статье 163 УК («Вымогательство»). После этого в СМИ вышли материалы, в которых говорилось о том, что антиникелевое движение в Новохоперском районе куплено и было организовано специально для вымогательства денег у компании УГМК.


Недавно в распоряжении редакции издания ZNAK.COM оказалось письмо Михаила Безменского. Публикуем отрывки материала:


С жившим в Борисоглебске предпринимателем Михаилом Безменским мы познакомились в феврале прошлого года. Он возил меня по своему родному райцентру Поворино и рассказывал о забавных коррупционных нравах местных чиновников. Например, один из них якобы ухитрился приобрести в собственность здание районной администрации и сдавал его в аренду подчиненным ему структурам - от отделения ЗАГСа до ячейки Единой России. В ноябре 2013 года Безменский сам стал участником коррупционного скандала, который едва не свел на нет все протестное движение.


27 ноября он был задержан при получении 15 миллионов рублей от замдиректора УГМК по безопасности Юрия Немчинова. За неделю до этого Безменский познакомил Немчинова с атаманом Житеневым. Ему Немчинов также всучил более миллиона рублей. В итоге атаман и предприниматель были задержаны, обвинены в вымогательстве, перевезены в Москву и впоследствии арестованы Тверским судом столицы.


И все в этот же день доставленный в столицу Безменский позвонил Константину Рубахину и настоятельно попросил встретиться с ним. Встреча, которая могла закончиться для эколога очень плохо, не состоялась лишь потому, что каждый из собеседников настаивал на собственном месте встречи. В итоге Рубахину сначала позвонили из Воронежа и сообщили, что говоривший с ним Безменский задержан, как и Житенев. А потом ему позвонила консьержка из подъезда его дома и сказала, что его очень ждут сразу восемь полицейских. Не заходя домой Рубахин скрылся и до сих пор не афиширует свое местоположение, несмотря на то, что в деле о вымогательстве он фигурирует максимум как свидетель.


Разумеется, задержание Безменского и Житенева прошло по криминальной хронике всех федеральных телеканалов, и протестное движение было скомпрометировано по максимуму. Оно ослабело и стало более разрозненным. Устанавливать буровые вышки в начале 2014-го года не мешал уже никто. А активисты еще больше рассорились между собой. Безменского никто из них не оправдывает. Тот же Рубахин сказал (мы общались через социальные сети): «Миша сам признавал, что может не устоять перед деньгами». Незадолго до ареста он отдалился от движения и приобрел автомобиль Audi, что по местным меркам - запредельная роскошь.


К Житеневу в народе отношение более сочувственное. Местные считают, что сильно сдавшего после полученных травм атамана Немчинов попросту напоил до потери контроля над собой, а потом вручил ему пакет с деньгами. «Я читала расшифровку аудиозаписи их разговора. Игорю говорят: ну давай, бери деньги, а он в ответ: сейчас я расскажу, как я в десанте служил. И дальше в расшифровке ремарка: «идет отвлеченный разговор продолжительностью час и сорок минут». Ну какой из него вымогатель!» - говорит мне главная противница добычи никеля из Новохоперска Нелли Рудченко. А борисоглебская активистка, предприниматель Светлана Кузнецова говорит иначе: «Если бы я себя запятнала, то не просила бы меня защищать, а наоборот сказала бы еще дальше меня оттолкнуть. Потому что опозорила».


Дело Безменского и Житенева было бы рядовым по столичным меркам. Однако в распоряжении Znak.com оказалось 16-страничное письмо Безменского из московского СИЗО «Водник». В нем предприниматель не только не признает свою вину, но говорит о том, что на него оказывалось давление сотрудниками Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБ и ПК). Того самого управления, начальник которого Денис Сугробов и его заместитель Борис Колесников недавно были арестованы по обвинению в провокациях на дачу взятки. Вместе с ними было задержано и больше десятка оперативных сотрудников. Безменский говорит, что тоже был спровоцирован.


А активисты добавляют, что полицейские и УГМК работали в тесной связке. Дело в том, что жена находящегося в СИЗО генерала в отставке Сугробова Яна Тихонова возглавляет компанию Glencore International AG, которая уже много лет является трейдером меди, производимой УГМК.


Протесты «провоцировались самими сотрудниками УГМК. Дело в том, что борьба с населением была очень выгодным делом, т.к. на это выделялся хороший бюджет (подкупактивистов, строительство заграждений, взятки чиновникам и т.п.), и высшее руководство компании умышленно вводилось в заблуждение», - утверждает Безменский. Он подтвердил, что Житенев взял деньги в состоянии сильного алкогольного опьянения и что даже после их передачи говорил, что раздаст их казакам, а себе оставит только компенсацию за полученные ранее травмы. Рассказывая о себе, Безменский подчеркнул, что не вымогал средства, а брал их за организацию встреч подобной той, что была с Житеневым. При этом не он являлся инициатором. И якобы Немчинов хотел через него передать 50-70 миллионов рублей Константину Рубахину. После чего последний был бы гарантированно задержан.


«Меня повели в один из кабинетов, сказали, что сейчас буду говорить с главным, которого зовут Борис Борисович (тогда я не знал, что это генерал Колесников). Меня завели в кабинет, за столом сидел молодой мужчина в очень дорогом костюме. В помещении еще было несколько человек, - описывает Безменский свою встречу с высокопоставленным силовиком. -  Б.Б. сказал, что я должен участвовать в «оперативном эксперименте». Я должен был позвонить К.Рубахину и договориться с ним о встрече. Я объяснил, что с Рубахиным не общался около 6-7 месяцев, но никого это не волновало. Б.Б. спросил: «Как ты думаешь если Рубахину предложить хорошую сумму денег, он возьмет?». Я ответил, что вряд ли, да и за что? «Скажешь, что тебе УГМК дала много денег и ты хочешь поделиться», я ответил вряд ли он возьмет что-то от УГМК. Потом Б.Б. попросил сходить за деньгами кого-то из сотрудников. В кабинет принесли сумку, в ней было 7 млн евро, купюры по 500 евро, сумка была коричневого цвета, кожаная.  Б.Б. сказал: «В крайнем случае поставишь сумку рядом с ним, а мы все сделаем как нужно». Я позвонил Рубахину, сказал, что я с женой в Москве, что мы приехали за покупками - в общем сказал, как научили оперативники».


Безменский рассказал, что после ареста Колесникова и Сугробова следователь по его делу выглядел очень озабоченным. Однажды вывел его из кабинета, где шел допрос, в туалет. «Давай тебе 159-ю (мошенничество - Znak.com) сделаем, может, и условно получишь», - якобы сказал следователь подозреваемому.


«Просто настал период, когда Михаил перестал бояться, - сказал мне его адвокат Руслан Чанидзе. - Он подвергался угрозам и гонениям, а сейчас появилась надежда. Я как юрист его вины не вижу, его спровоцировали. Состава по вымогательству тут нет». Чанидзе уже передал в ФСБ и Следственный комитет РФ заявление с просьбой проверить факты из письма. В качестве ответной меры, по его данным, Безменского перевели в камеру с худшими условиями содержания.


Прочитать весь материал можно здесь: http://znak.com/moscow/articles/09-06-22-53/102505.html Срок заключения под стражей двух антиникелевых активистов истекает 22 июля.


  Новости на Блoкнoт-Воронеж
1
0
Народный репортер + Добавить свою новость

Топ 10 новостей

ПопулярноеОбсуждаемое